Categories:

+ Вот как бывает...

Пробовать писать начинала в юности, думаю что девятый класс — это уже юность. Мама писала стихи и читала мне их ожидая реакцию, но к стихам я была не особо склонна, может быть уже насытилась или просто не лирическая душа.  Папа каждый вечер читал вслух серьезную литературу. Он уставал на работе и, в те дни когда мама была дома ловил момент-  не готовил ужин. Но не участвовать не мог, поэтому читал нам вслух.

Готовила мама легко, весело и непринужденно. Как будто стихи писала. Они у ней возникали спонтанно, иногда вот прямо во время чистки картофеля для супчика. Тогда я подхватывала начатое картофельное дело, а мама быстро записывала на каком-нибудь листочке. Особой тетрадки у ней не было. Однажды написала целую поэму о женщине. Мне тогда страдания женщины из века в век еще не были близки , поэтому слушала в пол уха. Я всегда была первый слушатель всех ее произведений.

На строчках про зарплату, где мужчина приносит ее куском мяса и шкурами, я насторожилась. Когда это папа приносил такую зарплату, — невольно вырвалось у меня? Мама замолчала, посмотрела на меня внимательно, — ты подумала, что я про нашу семью пишу? Я кивнула в знак согласия. А как же тогда строчки, таскал за патлы,тебя не насторожили? Ну да, ссор я в нашем доме никогда не видела и не слышала. И вот тут точно поняла, что гипербола и  иносказание. Но  иногда папа с работы приносил премию от мясокомбината в виде сухой колбасы, но никогда сырым мясом. Естественно, что я удивилась.

Он работал автокрановщиком на стройке, но иногда случались у него вот  такие командировки. Строители — это самый известный народ  в нашем городе. Потому что, сначала только строители и были. Город строился для будущих атомщиков. Когда мы с папой шли гулять  в выходные дни, то почти с каждым вторым здоровались. Он любил со мной гулять, это были самые лучшие прогулки моего детства. Куча знакомых, веселое рукопожатие, разговоры, приветы и прочее.

С мамой было не так. Она не была затворницей, но и знакомых было не так много. У меня сложилось впечатление, что она выгуливала свои наряды. А шила она замечательно. В те годы все шеи сворачивали, от ее нарядов. Она одевалась не просто так, а как бы сейчас сказали — стильно. И еще она очень не любила, если я при ком-то назову ее мамой. Выглядели мы почти как две сестры. Одна чуть постарше. Естественно, что при слове мама у людей был шок и начинали быстро вычислять это во сколько же можно было родить? Часто вслух. Такая популярность была ей некстати.

На вечеринках, когда она увлекалась танцами с молодыми кавалерами, я (все подростки такие наверное) мстительно к ней подходила, что-нибудь спросить. Мам, я хочу заказать мороженое, можно? У кавалера отвисала челюсть, а я довольная уходила к нашему столику. Мы ходили на вечеринки вдвоем, папа ни за что. Светские рауты терпеть не мог. Только, если дома и с друзьями. Рестораны и кафе не его парафия. А мама очень любила и когда я подросла начала этим активно пользоваться.

Почему у папы был денщик, и по совместительству мой нянь не знаю. Раньше было не интересно, а теперь уже не у кого спросить. Мой нянь был молодой военнослужащий срочной службы - татарин. Плохо говорил по русски, но очень любил нашу семью и меня. Он возился со мной, когда был не занят у папы. Я до сих пор помню его прогулки со мной. Кормил, одевал, водил гулять. Видимо, в этот период  оба родителя работали. И говорил, что мои родители самые лучшие, может быть ему тоже доставалась премия в виде кольца вкусной колбаски)

Еще из своего детства я запомнила мои поездки в садик на собаке. У нас жили две овчарки Зита и Гита. Вот они по очереди меня на санках и возили. Папа такие поездки  объяснял, что не было времени на прогулки до садика. Меня одевали, сажали в сани и кто-то из песов вез в садик. Громко лаяли у садиковых дверей, выбегала нянечка, хватала из саней и быстро убегала, на улице было холодно. Затем вечером  собака приезжала с пустыми санями и процедура совершалась в обратном порядке. Нянечку папа называл почему-то папа Карло. Я не запомнила как она выглядит, но факт сдачи передачи помню очень четко до сих пор. Уже совсем взрослой мама мне показала на женщину, что выходила из магазина и сказала, — вот папа Карло, что возилась с тобой.

В такой веселой семье грех было не начать писать. И я попробовала. Но писатель во мне так и не родился или не проснулся. Мне  интересно было просто жить, времени вечно не хватало, засыпала с кучей планов. И очень много читала. Заметочки маленькие писала, свои соображения на тот или иной счет. Но, чтобы меня тянуло к перу — нет. Потянуло вот совсем недавно, к семидесяти годам. Может жить скучно стало? Даже не знаю. Началось все с наполнением статей на сайт и профессией копирайта. Стала проходить тренинги. Один за одним. Понравилось. Высший уровень уже писательство. Потихоньку полилась водичка на засохший  корень и он начал оживать. Кто знает во что это может вылиться, а может так все и останется. На уровне сайтов. Или небольших рассказов, которые знакомые окрестили  — жизненные истории.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded